Лексика Арго в современной литературе и публицистике

Содержание

Введение   
1. Арго и жаргон   
1.1. Арго и Арготизмы   
1.2. Жаргон   
1.3. Арго и жаргон в отечественной лингвистике   
1.4. Арго в концепции Владимира Елистратова   
1.4. Французские лингвисты о жаргоне и арго   
2. Особенности французского арго   
2.1. Фонетико-морфологические средства образования арготизмов   
2.2. Семантические средства образования арготизмов   
2.3. Арго в публицистике   
2.4. Арго в литературе   
Заключение   
Список использованной литературы   

Введение

Одним из основных направлений развития современного языкознания является разработка вопросов, связанных с систематизацией лексики, установлением необходимых принципов ее моделирования, а также решения этих проблем с учетом системного подхода к анализу коммуникативной функции различных лексических систем.
Тема нашего исследования – «Лексика арго в современной литературе и публицистике».
Актуальность выбранной темы заключается в том, что в современном французском языке наблюдается более интенсивное использование арготизмов в разговорной речи, их проникновение в литературный язык, расширение сферы употребления арготизмов в языке прессы, а также разноплановые функции подобной лексики в коммуникативном процессе.
Исследования фонетико-морфологических, а также семантико-стилистических особенностей арготичной лексики представляет особый интерес, поскольку в рамках такого исследования проясняются механизмы проникновения арготизмов в разговорный и литературный язык и выявляются продуктивные словообразовательные модели семантические пласты этой лексической подсистемы разговорного языка.
Объектом нашего исследования стала лексика арго и особенности ее употребления. Предмет исследования – основные тенденции словообразования и употребления арготизмов в современном французском языке.
Цель исследования – рассмотреть лексику арго как неотъемлемую часть современной культуры, языка прессы и художественной литературы. Цель конкретизируется в следующих задачах:
- Уяснить значение термина арго и его отличие от жаргона
- Изучить основные способы словообразования арготизмов
- Проследить тенденции в употреблении арготизмов в современном французском языке
- Обнаружить случаи проникновения арготизмов в язык современной французской прессы и художественной литературы.

1. Арго и жаргон

1.1. Арго и Арготизмы

Прежде чем говорить о лексике арго и ее функционировании в языке, необходимо дать определение самому понятию Арго. В Большой Советской Энциклопедии читаем: Арго (франц. argot), речь социально или профессионально обособленных групп и сообществ. В отличие от жаргона, арго имеет профессиональную прикреплённость. В связи с этим говорят иногда об арго актёров, охотников, музыкантов и т. п. Исторически восходит к речи бродячих торговцев, ремесленников. Строго говоря, арго - язык деклассированных групп общества, язык воров, бродяг и нищих. Арго не составляет самостоятельной системы и сводится к специфическому словоупотреблению в пределах общего языка. Арго взаимодействует с жаргоном и просторечием, образуя специальный лексический пласт - сленг.
Приведём также дефиницию термина арготизм: «Арготизмы (франц., argotisme), слова и выражения разговорной речи, заимствованные из различных социальных, профессиональных диалектов. В семантически преобразованном виде используются в просторечии и сленге, сохраняя в них яркую экспрессивную окраску. В языке художественной литературы А. применяются как средство стилистической характеристики, главным образом в речи персонажей, а также в авторской речи при «сказовой» манере повествования. В современной литературе арготизмы используются писателями и переводчиками для отражения реалистической речевой характеристики образа и просторечно-жаргонной стихии языка. Широко применяются арготизмы в современной западной литературе.
1.2. Жаргон
Нетрудно заметить связь, существующую между арго и жаргоном, поэтому обратимся к этому новому термину: жаргон (французское jargon, предположительно от галло-романского gargone — болтовня), социальный диалект; отличается от общеразговорного языка специфической лексикой и экспрессивностью оборотов, но не обладает собственной фонетической и грамматической системой. Развивается в среде более или менее замкнутых коллективов: школьников, студентов, военнослужащих, различных профессиональных групп. Эти жаргоны не следует смешивать с профессиональными языками, которые характеризуются сильно развитой и довольно точной терминологией того или иного ремесла, отрасли техники, а также и от «воровских жаргонов», языка деклассированных, преступных элементов общества. Жаргоны лексически и стилистически разнородны, отличаются неустойчивостью и быстротой сменяемости наиболее ходовой лексики. Например, в середине 19 в. в значении «исчезнуть» говорили «стушеваться», а в 20 в. сначала «смыться», а затем «слинять», «выцвесть». Жаргонизмы проникают в художественную литературу для речевой характеристики героев. Кроме жаргонов, возникающих на базе общенародного языка, существуют жаргоны, которые появляются в результате общения разноязычного населения в пограничных областях или в местах скопления разнонационального населения, например в морских портах.

1.3. Арго и жаргон в отечественной лингвистике

Сопоставляя приведённые дефиниции, мы наблюдаем стремление разграничить арго и жаргоны, однако это разделение лишь декларируется, а не проводится по существу. Подобное неразграничение понятий наглядно демонстрирует и «Толковый словарь иностранных слов»: жаргон [фр. jargon]. Речь социально или профессионально замкнутой группы, отличающаяся от общеупотребительного языка специфичными словами и оборотами. Жаргонный — относящийся к жаргону, жаргонам. Ср. арго, диалект, идиолект, койне, сленг, социолект. Арго [фр. argot]. Речь социально или профессионально замкнутых групп. Воровское арго. Арго плотников. Говорить на арго. Арготический — свойственный арго. Ср. диалект, жаргон, идиолект, койне, сленг, социолект.
Термин арго встречается в Энциклопедическом словаре Брокгауза и Эфрона. Однако вместо толкования он сопровождается отсылкой к статье "Воровской язык", что говорит о синонимичности этих лексических единиц. Впоследствии некоторые исследователи расширяют значение термина. Так в словаре О.С.Ахмановой арго - тоже, что и жаргон, но в отличие от последнего "лишено пейоративного, уничижительного значения". Тем не менее, большинство исследователей трактуют арго как речевой обиход низов общества.
Стремление разграничить схожие термины наблюдается в типологиях социальных разновидностей речи, предложенных Ст. Стойковым и В.Д. Бондалетовым.
Ст. Стоиков строит свою классификацию социально-речевых стилей на материале болгарского языка на разных, порой перекрещивающихся, основаниях. Кладя в основу деления тайность и нетайность, историческую связь и преемственность, отношение к литературному языку, различия по составу, функциям и употреблению, он говорит, во-первых, о тайных говорах (условных языках, арго), во-вторых, о групповых, или корпоративных говорах, «известных под общим названием сленг», и, в-третьих, о профессионально- классовых говорах .
В.Д. Бондалетов (преимущественно интересующийся судьбой старых русских профессионально-условных «языков» в их отношении к территориальным говорам) на основании различий по природе, назначению, языковым признакам и условиям функционирования выделяет: а) собственно профессиональное арго (точнее - лексические системы), б) групповые, или корпоративные, арго, в) условно-профессиональные арго и др. Он дифференцирует понятия арго и жаргон, определяя последний «как параллельный ряд слов и выражений, синонимичных первичному, нежаргонному ряду». В.Д. Бондалетов придерживается идеи разграничения двух видов арго - арго профессиональных групп и арго деклассированных. Арго деклассированных, «блатная музыка», по мнению ученого, выполняет не только криптофорную, но и экспрессивно-оценочную функцию, а также служит знаком принадлежности к изолированному и асоциальному сообществу.
Следует отметить, что отмеченные различия интересовали исследователей не только во второй половине XX века и не только в России. «Специфическим отличием арго от других видов жаргона, - писал в тридцатые годы прошлого века В.М. Жирмунский, - является его профессиональная функция: в то время как корпоративные жаргоны являются своего рода общественной забавой, языковой игрой, подчиненной принципам эмоциональной экспрессивности; арго, которым пользуются нищие, воры, бродячие торговцы и ремесленники, служит орудием их профессиональной деятельности, самозащиты и борьбы против остального общества».

1.4. Арго в концепции Владимира Елистратова

Российский исследователь В.Елистратов под арго понимает "систему словотворчества, систему порождения слов, выражений и текстов, систему приемов поэтического искусства, коротко говоря, поэтику, разновидность поэтики ... Арго - это не только "социальный диалект" ... арго - единица взаимодействия языка и культуры ".
По мнению исследователя, "существуют тысячи, десятки и сотни тысяч различных арго, которые не имеют между собой никаких четких, определенных границ ни во времени, ни в пространстве, ни в социальной иерархии". При таком подходе получается, что в языке как таковом нет и никогда не было ничего кроме многочисленных арго, постоянно пульсирующих, поддерживающих его обновление. А это, как и у любого организма, свидетельствует о его, языка, жизнедеятельности. Поэтому исследователь считает арго структурирующим фактором национального языка.
Арго, в концепции В.Елистратова, на протяжении своего существования переживает три этапа: Арго как закрытая система (Герметический комплекс), Арго как приоткрытая система (Кинический комплекс) и Арго как открытая система (Раблезианский комплекс). В первом периоде арго предельно обособлено, эзотерично; оно отвергает всяческие контакты "на вход или же на выход" языковых единиц. Однако "образно говоря, любое герметическое языковое образование рано или поздно заболевает клаустрофобией". Происходит "плебеизация" герметического арго. Оно "как бы лопается, разбрызгивая бывшие арготизмы в окружающем пространстве языка". Рождается "киническое" арго, ежесекундно открывающееся, "построенное на тончайших нюансах языка, на окказионализмах и аномалиях". В дальнейшем арго движется к смеховому очеловечиванию мира и таким образом от обособленности приходит к народному смеху, растворяясь в стихии сниженной разговорной речи.
1.4. Французские лингвисты о жаргоне и арго
Ш. Балли настаивал на различении жаргонов и арго во французском языке. По мнению Ш. Балли, такие формы речи, как жаргон и арго, в их «естественной функции» противопоставлены друг другу. Жаргон - это непонятный, тайный язык замкнутого круга людей, тогда как арго - это всего лишь крайняя форма фамильярной речи, характеризующаяся яркостью социальной окраски и тем, что находится в обществе под запретом, т.к. считается неприличным .
В то же самое время во французской лингвистике встречаются диаметрально противоположные толкования терминов "жаргон" и "арго". Le Petit Robert дает общеупотребительное значение термина арго "язык криминала" и лингвистическое - "нетехническая лексика, используемая некой социальной группой". Этимологически арго - "corporation des gueux" -сообщество злоумышленников.
Жаргон в Le Petit Robert объясняется как "неправильный, искаженный" или искусственно изобретенный язык, понятный только членам конкретной группировки. Подобной трактовки придерживаются и создатели Hachette. Однако составители словаря из Библиотеки Larousse считают, что именно термин арго (а не жаргон) обозначает "совокупность слов и выражений, используемых людьми одной социальной и профессиональной группы с целью выделиться на фоне других социальных объединений".
Современный французский лингвист Луи-Жан Кальве, автор книги "Арго за 20 занятий" придает этому термину более широкое значение. По его мнению, арго - это образный устный язык, пестрящий недолговечными авторскими неологизмами, часть которых постоянно переходит в разговорный язык. По концепции Кальве, существует 20 основных семантических полей, в которых постоянно по известной схеме изобретаются новые арготизмы. Лингвист считает, что, овладев базовой метафорой для каждого поля, человек сможет понять любой незнакомый и создать новый арготизм, значение которого будет понятно окружающим. Таким образом, в исследовании Кальве арго предстает как некая схема словотворчества.
Таким образом, в первой части нашего исследования мы попытались выяснить значение термина арго, его отличие от жаргона. Для этого мы обратились к словарям и трудам лингвистов XX века. Мы пришли к выводу, что, хотя большинство ученых настаивают на различии этих терминов, не все могут четко указать на эти различия. Арго часто предстает как язык определенных обособленных социальных групп, в том числе и преступных. Во французской лингвистике также наблюдается тенденция к разграничению терминов жаргон и арго. Шарль Балли говорил об арго, как о крайней форме фамильярной речи, которой присуща яркость стилистической окраски. Современный же взгляд на арго в нашей работе представлен посредством работы Луи-Жана Кальве “Арго за 20 занятий”, где арго подается как особый образный язык, изобилующий метафорами и неологизмами.

2. Особенности французского арго

Арго – это экспрессивная лексическая подсистема разговорной речи, которая характеризуется большим экспрессивным потенциалом и быстрой сменой лексического состава, и которая проникает на все уровни современного французского языка. С точки зрения современного языкознания, французский язык может рассматриваться в вертикальном и горизонтальном срезах. Горизонтальное деление вызвано существованием диалектного членения французского языка. Следовательно, в горизонтальной дифференциации рассматриваются региональные варианты - диалекты. Вертикальное деление объясняется существованием общественных групп, которые используют тот или другой социолект. В нем кроме литературного языка выделяют разговорный язык, просторечие, арго и жаргоны.  Анализируя эволюцию определения арго, можно сделать вывод, что в своем развитии арго прошло путь от языкового табу до особой лексической подсистемы литературно-разговорного языка.
Арго и  другие  родственные ему социальные диалекты являются результатом влияния социальных факторов на существование и развитие языка. Эти социальные факторы можно очертить таким образом: в любом обществе люди разделяются на категории и объединяются в группы. Социальный состав и престижность социальной категории, к которой эта группа принадлежит, влияет на большее или меньшее использование ненормативной лексики. Чем выше престиж социальной категории, тем больше люди используют нормативный язык и наоборот.

2.1. Фонетико-морфологические средства образования арготизмов

Рассматривая эволюцию французской арготической лексики можно выделить два противоположных направления: экономичность и избыточность относительно слоговой структуры слова. То есть, если арготическая аффиксация может увеличивать составное строение арготизма, то фонетические процессы (апокопа, синкопа, афереза, ассимиляция и тому подобное) могут приводить к слоговой редукции слова.  Префиксы  во французском языке не так сильно срастаются с основой слова, как суффиксы и из-за этого хранят большую, чем суффикс, самостоятельность в новообразованном слове. Приставочный дериват арготической лексики происходит по законам литературного языка: tapage - retapage, barbot - debarbot, marca - supermarca, flip - superflip. Однако значение префиксов в арго и в литературном языке часто различается.
В частности можно  выделить следующие типы арготического префикса:
1. Экспрессивное усиление значения существительного: graisseur – карточный шулер, а degraisseur - плут.
2. Уточнение и специализация термина: luisant - день, а reluisant - солнце; pоussante - ружье, а repoussante - порох.
3. Интенсификация градационного признака: gourgourant - лгун (основа существительного происходит от глагола gourer - врать); decote - плохая оценка (происходит от существительного cote - немилость).
4. Преувеличение: megateuf, megafoutre; tetrafoutre; perpochard.
5. Кодирующие - осложняющие префиксы: leseloupaque - блоха (loupaque = pou), leselemmefuche - женщина (lemmefuche = femme), Zeugene - Eugene, zacran - cran = нож, zacarreux - carreux = платочек, zadix - а dix = сорт табака за 10 сантимов, zenbois - en bois = сабо. Эти префиксы также широко распространены в разговорной лексике - zyeuter - смотреть (les yeux).
Суффиксальное словообразование в арго более разнообразно, чем приставочное. Рассматривая арготический суффикс можно выделить два случая:
1. Употребление нормативных суффиксов для образования разных частей языка в арго и тем самым вызывается увеличение вариантности слов: argoter, argotage, argoteur; amadouer, amadouage; rigolade, rigoleur, rigolard.
2. Употребление арготических суффиксов для деривацийной деформации слова: ami, amar, aminge, amunche, aminchemar, aminchemince, amingo; mendigot, mendiche.
Анализируя суффиксы существительных в арго нам представляется возможным выделить следующие типологические характеристики:
1. Диалектные или региональные суффиксы: -ongue, -ben, -oudjem. Например, известно, что суффикс -ongue походит из диалектной группы южных регионов Франции: habitongue -звичка, вариантом этого же суффикса следует считать форму -onga: mensonga - ложь. Другие же суффиксы заимствованы арго из разных языков. Например, -ben происходит из цыганского языка , в арго он замещает литературные суффиксы -age и -ion: cariben - похищение. Суффикс -oudjem происходит из арабского языка и служит для осложнения структуры арготических существительных, которые помечают профессии, потому что qaoudji в арабском языке значит “владелец кафе”, потому в арго есть такое образование как graoudjem - колбасник.
2. “Свободные” суффиксы (термин П. Гиро) Арготические свободные суффиксы -du, -beme, -da, -gom и тому подобное семантически не изменяют слово, но предоставляют ему определенную экспрессивную расцветку: loucherbeme, chomedu - chomeur = безработный, jourde - jour = день, chassbi - chasse = охота, fromgom - fromage = сыр, poulaga - poule = курица. Свободные суффиксы в арго - очень продуктивны. Например, суффикс -ouse встречается в таких рядах piquouse - укол, partouze - вечеринка, ваrbouse - борода, perlouse - жемчужина. Примером продуктивности свободного суффикса -caille выступает такой ряд слов, как bouscaille - грязища, mouscaille - болото, poiscaille - рыба, pechecaille - рыбалка. Свободный суффикс -mar специализирован для обозначения профессиональной принадлежности: chassemar - охотник, epicemar - бакалейщик, bouchemar - мясник.
3. Научные и технические суффиксы. Слова с научными и техническими суффиксами, которые преимущественно латинского или греческого происхождения, широко распространены в студенческом жаргоне: dabicule - “сын начальника”. Латинский уменьшительный суффикс -icule добавляется к арготическому существительному dabe - шеф. В арго существует большое количество псевдомедицинских суффиксов. Например: -ite, -gol. Avancite - желание получить повышение по службе, machingol - венерическое заболевание (собственно говоря -gol не является суффиксом медицинского происхождения, он просто рифмуется с окончаниями названий лекарств: люголь, протаргол и тому подобное).
По сравнению с нормативным языком основа арготического существительного испытывает наибольшие изменения. Основа арготического слова также наиболее подвижна в модификациях в сопоставлении с другими составными компонентами структуры арготизма. Такая мобильность объясняется тем, что многие слова заимствованы из разных языков и диалектов. Потому основа может иметь форму, которая является необычной для французского языка и, следовательно, хранит определенные черты языка источника.
Таким образом, анализируя форму заимствованных основ в арго, можно выделить 4 основных случая их фонетико-морфемных и семантических изменений:
1. Заимствование слова с частичным или полным изменением его значения: abafointer - удивить, происходит от португальского abafar - задыхаться; alfa - волосы, происходит от арабского halfa - трава; agotiau - рука, происходит от диалектного agotiau - деревянная лопата.
2. Заимствование слова без изменения его значения, которое способствует образованию дублетных форм: немецкое holz - дерево; испанское agua - вода.
3. Заимствование с видоизменением только формы слова: avergot - яйцо происходит от немецкого диалектизма albaire -яйцо; abraiot - еврей происходит от итальянского слова ebreo -єврей.
4. Заимствование без изменения формы слова: araba - самолет, происходит от турецкого слова araba - воз; bled - город, происходит от арабского слова bled - село. Эти слова не испытывают никаких фонетических ассимиляций. Такие арготизмы функционируют в материальной форме языка источника.
Таким образом, основными фонетико-морфемными особенностями арготической лексики являются две тенденции: экспрессивность и экономичность.
Экспрессивная тенденция нашла свое выражение в произношении, а именно в появлении так называемого “Accent voyou”, которое характеризуется гиперболизацией интонационных средств произношения: дополнительные ударения, особенный характер ритмики речевого потока, модификация мелодии, интенсивности и тембральныx компонентов произношения.
Тенденция к укорачиванию слова вызвана ускорением темпа речи, а это в свою очередь ведет к компрессии ритмических групп, которая реализуется за счет выпадения отдельных звуков и составов, объединения нескольких гласных в одну, многочисленность контактных процессов, которые находят свое выражение в процессах гармонизации и редукции гласных и ассимиляции согласных звуков.

2.2. Семантические средства образования арготизмов

Арго характеризуется своей исключительной семантической инновационностью. Согласно традиционной типологии арготической лексики, любой секретный язык обогащает свой лексический пласт методом замещения. Изменяется или форма общеупотребительной лексики или ее значение.
Метафора - одно из самых главных словообразовательных семантических средств арго и разговорного языка. Однако хотя арготические метафоры и является оригинальными, но они являются такими только как отображение эксцентрической жизни носителей арго. В лингвистическом плане метафорический образ почти всегда обобщен, банален и очевиден. То есть, подавляющее большинство арготических метафор плохо скрывают значение слова - его возможно “отгадать”. Именно поэтому пласт арготической лексики, который испытал только семантические изменения, как правило, не самый широкий. Арготическая метафора передает экспрессивность лексемы, а секретность достигается арготическими деформациями формы слова.
Интересным случаем семантических процессов в арго является синонимическое замещение. Синонимическое замещение заключается в том, что как только слово получает метафорическое значение, все его синонимы также могут приобрести это значение. Проблема синонимического замещения структурно укладывается в типологию синонимических матриц.
Метонимия достаточно широко представлена в арготическом словообразовании, однако в количественном плане использование этого тропа уступает метафоризации.
Особенным случаем метонимии и метафоры в арго выступает употребление собственных названий. Проблема семантических модификаций собственных названий в арготической лексике рассматривается нами как переход собственных названий к классу общих названий. В частности, известно, что во французском языке топонимы легко переходят к классу общих существительных в результате метафорических и метонимии переносов: “santiag” = сапоги (этимология: топоним Сантьяго вместо названия продукции); “lingue” = чем (сначала этот арготизм имел форму “lingre”, которая происходит от названия города Лангр (Langres), который известен своим производством ножей). Такие слова с новым значением употребления задерживаются в языковой памяти и существуют в течение достаточно длинного периода и становятся узуальными метафорами. Например: “C’est Byzance” - чрезвычайно. “Madagascar” - ипподром (этимология: аналогия очертаний острова с очертаниями ипподрома).
Вторая разновидность собственных имен - антропонимы, также широко представленные в арготической лексике и функционирующие на страницах газет и журналов. Одним из самых распространенных типов текстовых фрагментов, в каких антропонимы встречаются в прессе, является метафорический описательный оборот, где человек называется не прямо, а через собственное имя другого человека, как правило, исторического или литературного персонажу. В подавляющем большинстве случаев таким путем человеку дается негативная оценка.

2.3. Арго в публицистике

Публицистический стиль включает в себя средства, которые находятся за пределами литературного языка, например, просторечную лексику и фразеологию, допускает употребление отдельных элементов разговорного языка и арго и оценивает их как нормативные. Это сближает публицистический стиль с литературной и разговорной речью.
В сфере массовой коммуникации арго предстает как “приманка” для читателя, средство привлечения внимания той или иной целевой аудитории. Здесь можно говорить о влиянии фактора адресата. Так, в современной французской прессе часто присутствуют примеры обращения к молодежному арго в статьях для молодежной читателей. Например, “La jeune ouvriиre rиve de devenir un star. A force de mouiller sa liquette dans les concours de disco-dancing, elle y parvient” (Paris Match avril 2005). Арготический фразеологизм mouiller sa liquette значит прилагать большие усилия. Очевидно, что обращение в языке прессы к молодежному арго предусматривает влияние на определенную аудиторию - молодежь.
Коннотативное действие фразеологичного образа, как правило, сильнее действия “лексического” образа - ivre - пьяный - plein comme une barrique; eau - вода - sirop de grenouille, sirop de parapluie. Например: Le dernier disque “Au coeur de la nuit” est en train de se prendre une peau de banane (Paris Match janvier 2001) - где “Se prendre une (peau) de banane” значит провалиться. Следовательно, очевидно, что образные возможности этих арготических оборотов больше, чем у соответствующих им лексем.
Социальные и лингвистические факторы привели к тому что, разговорный язык и арго вышли за рамки бытовой коммуникативной сферы. Происходит определенная экспансия разговорных форм в литературном языке. Такая экспансия арго и разговорного языка определяется двумя тенденциями: демократизацией и интеллектуализацией современной речи. Первая тенденция заключается в том, что разговорный язык поднимается на ранее нeдоступные для него уровни и функционирует как в устной так и в письменной форме. Вторая тенденция, которая становится универсальной, связана с привлечением науки и политики в сферу повседневного общения, то есть с одной стороны, разговорный язык обогащается все новыми терминами и лексическими инновациями, а с другой - повышается социальный ранг целых пластов просторечной лексики, профессионализмов, общего сленга и даже отдельных вульгаризмов. Например: “Trois а quatre millions de Franсais crapahutent allegrement sur les 38000 kilomиtres de sentiers” (“Que choisir” II/2004) - “crapahuter” - ходить пешком (арго).

2.4. Арго в литературе

Что литературный язык и язык художественной литературы — не одно и то же, давно известно. В целях речевой характеристики своих персонажей или описания определенной ситуации писатели часто используют лексические средства, лежащие за пределами литературного языка, малоупотребительные и малоизвестные большинству его носителей, ограниченные рамками какой-либо узкой сферы: территориальной, профессиональной, социальной. Естественно поэтому, что когда писатель обращается к жизни общественного «дна» — преступного мира, — речь его персонажей начинает изобиловать арготическими словами и выражениями, что сразу ставит трудную задачу перед переводчиком. Конечно, задача эта не является уникальной (во многом сходные задачи ставит любой стилистически окрашенный пласт лексики) и, тем не менее, она заслуживает особого подхода в силу специфических черт, свойственных именно этому пласту. В нашей работе мы попытались выявить особенности, свойственные употреблению арготической лексики в литературе.
Прежде всего, что представляет собой арго как особый подраздел лексики? Арго может быть описано, по крайней мере, с трех точек зрения: формальной, т. е. с точки зрения способов номинации, используемых при образовании его лексем; стилистической, т. е. с точки зрения стилевых особенностей, выделяющих его среди других пластов лексики, и с точки зрения сфер и ситуаций его употребления, определяющих его место как подсистемы социального членения языка.
С первой точки зрения арго представляет собой весьма своеобразную лексическую систему, которая, беря за основу лексику общенародного языка (в большинстве случаев), а также и диалектную, изменяет ее почти до неузнаваемости путем интенсивного использования всего арсенала словообразовательных средств языка: фонетических изменений слов (метатеза, усечение, наращение), морфологического словообразования (аффиксация, словосложение) и особенно семантического словообразования (все виды известных языку тропов). Одновременно арго широко пользуется иностранными заимствованиями и при этом, как правило, такими, которые неизвестны литературному языку.
По частотности употребления этих приемов, по высокой экспрессивности и особой стилистической окраске арго можно сравнить с так называемым экспрессивным просторечием. Однако, помимо языковой экспрессии, арго несет и другие нагрузки. Прежде всего, оно выполняет функцию называния тех вещей, которые не имеют названия в общенародном языке (то, что они могут быть описаны на нем, не меняет дела). Сюда относятся, например, многочисленные инструменты воровского дела, «производственные операции», различные категории преступников и т. д. В этом плане арго родственно всякой профессиональной терминологии, назначением которой является дать название каждому предмету и явлению, существенному для работников данной профессии и несущественному или неизвестному за ее пределами. Этот слой арготической лексики наименее экспрессивен, а, как известно, характерным для всякой терминологии, в отличие от профессионального жаргона, является ее стилистическая нейтральность. Помимо этой терминологической функции, арго имеет еще одну, и даже более характерную, поскольку она противопоставляет арго всему остальному языку. Дело в том, что во многих случаях арготическая экспрессивность существует не ради самой себя, а для того, чтобы отразить и закрепить в лексике и коллективные эмоциональные реакции, и стоящую за ними систему моральных и социальных ценностей, противопоставляемую системе ценностей всего остального общества. Конечно, арго — не единственная лексическая система, наделенная этой функцией; определенную систему ценностей, социальных, моральных или эстетических, можно выявить и при анализе словоупотребления, характерного для определенной общественной группы, будь то политическая партия или литературная школа, и даже для отдельного автора. Однако арго отличается тем, что его система словесных значений — сигнификатов с заключенными в них ассоциациями и эмоционально-оценочными характеристиками, противостоит самым общим, общечеловеческим, ценностям, отраженным в лексике любого современного общенародного языка, подобно тому как преступный мир противостоит всему «гражданскому обществу» с его институтами и моралью.
Арго — это, в первую очередь, стилистически низкий пласт лексики, что проявляется и в звуковой форме составляющих его слов, как правило, малоблагозвучной, и в его метафорике и фразеологии, как правило, примитивной и вульгарной. Если исключить из речи говорящих на арго все собственно арготические слова, то перед нами будет не литературная речь, а грубое просторечие, пересыпаемое ругательствами. Нельзя забывать, что одной из целей употребления арготизмов автором может быть именно цель «эпатировать публику».
Кроме того, арготические метафоры, помимо своей высокой экспрессивности, отличаются тем, что заключают в себе целую систему ценностей, которая в двух словах может быть сформулирована так: хорошее — это преступный мир и все, что ему присуще; весь остальной мир заслуживает лишь ненависти, презрения, насмешки или, в лучшем случае, снисходительной иронии.
И наконец, стилистически окрашенным пластам лексики, как правило, более присущи специфически национальные черты, чем стилистически нейтральным. Переводчику, следовательно, необходимо проявить максимум внимания, чтобы, например, речь французских преступников не содержала у него ни намека на какие-либо русские реалии, ни иностранной экзотики, как не содержит она ее для читателя оригинального текста.
Среди современных французских писателей, часто обращающихся к лексике арго в своих произведениях, следует отметить Сан Антонио, чьи произведения изобилуют арготическими выражениями. Писатель, который вышел за рамки, как бы установленные для людей нашего времени, стал достоянием преимущественно франкоязычных читателей, поскольку, не без основания, считается непереводимым. И хотя в России опубликовано более пяти десятков его книг, как правило, перевод выполнен на уровне вольного пересказа и не передает главного, без чего Сан-Антонио перестает быть Сан-Антонио: языковых и стилевых тонкостей. Может быть, это и есть одна из причин того, что до сих пор имя Сан-Антонио остается неизвестным не только для массового читателя, но и для многих российских издательств. Игра слов, каламбуры, неологизмы (сан- антонионизмы), арго, ритм и мелодичность - таков язык Сан-Антонио. “Это анархия, направленная против всего, чему меня обучали. И в особенности, против языка, этого калиброванного языка, который используют в книгах, но не на улице,” – так сказал сам автор в одном из интервью. На родине автора Сан-Антонио имел (и имеет до сих пор) невероятный успех. Его издают и переиздают огромными тиражами. Такой чести, как переиздание спустя многие годы, удостаиваются там очень немногие авторы детективных романов. Конкуренция в самом популярном жанре велика, и удержаться на вершине славы несколько десятилетий может далеко не каждый. Это еще раз указывает на талант автора, в том числе и в отношении употребления арготической лексики в своих произведениях.
Во второй части нашего исследования мы рассмотрели особенности французского арго. Нам удалось выявить основные тенденции словообразования в данном пласте лексики. Мы обратились к фонетико-морфологическим средствам образования новых слов, среди которых стоит отметить аффиксацию и заимствование из других языков. Основными тенденциями в этой сфере являются экспрессивность и экономичность языковых средств. Что касается семантических средств словообразования, то мы пришли к выводу, что чаще всего при образовании арготизмов используются метафора, синонимическое замещение и метонимия. Также нередко обращение к топонимам и антропонимам. В печатной прессе употребление арготизмов выступает в первую очередь в качестве “приманки” для той или иной целевой аудитории. Стоит также отметить, что разговорный язык и арго вышли за рамки бытовой коммуникативной сферы. Происходит определенная экспансия разговорных форм в литературном языке, что объясняется двумя противоречивыми тенденциями: демократизацией и интеллектуализацией современной речи. В литературе же арго, как правило, употребляется для создания определенного колорита, что, в свою очередь, создает трудности для переводчика. Необходимо тонко чувствовать грань, за которой перевод перестает быть адекватным. От переводчика текстов, пестрящих арготизмов требуется безупречное знание этого пласта лексики как в чужом, так и в родном языке. Одним из наиболее ярких авторов, обращавшихся в своих произведениях к лексике арго, был Сан-Антонио, чьи книги пользовались популярностью не только во Франции, но и в России, даже несмотря на “непереводимость” его романов.

Заключение

В ходе нашего исследования мы обратились к трудам отечественных и зарубежных лингвистов, и пришли к следующим выводам. Во-первых, термин арго не имеет четкой дефиниции и зачастую ассоциируется с жаргоном. Тем не менее, многие ученые стараются разграничить эти термины. Арго часто предстает как язык определенных обособленных социальных групп, в том числе и преступных. Тенденция к разграничению терминов жаргон и арго наблюдается и во французской лингвистике. Шарль Балли определяет арго, как крайнюю форму фамильярной речи, которой присуща яркость стилистической окраски. Современный взгляд на арго в нашей работе представлен изучением работы Луи-Жана Кальве “Арго за 20 занятий”, где арго подается как особый образный язык, изобилующий метафорами и неологизмами.
Вторая часть нашего исследования посвящена изучению особенностей французского арго. Мы рассмотрели основные способы словообразования, среди которых можно отметить аффиксацию, заимствование иноязычных лексических единиц, метафорический и синонимический переносы, метонимию. Основные современные тенденции, наблюдаемые в лексике арго – экспрессивность и экономичность языковых средств, хотя подчас можно столкнуться и со стремлением к избыточности. Рассматривая язык современной французской прессы, мы пришли к выводу, что употребление арготизмов в статьях, адресованных молодежи, становится нормой. Здесь можно говорить о влиянии фактора адресата. В современном литературном языке наблюдаются две противоречивые тенденции: демократизация и интеллектуализация современной речи. С одной стороны, разговорный язык поднимается на ранее нeдоступные для него уровни и функционирует как в устной так и в письменной форме. С другой же стороны, разговорный язык обогащается все новыми терминами и лексическими инновациями, благодаря проникновению научной и политической лексики в повседневный язык. В современной французской литературе арго наиболее широко представлен в детективных романах Сан-Антонио. Стоит отметить высокий профессионализм автора во владении языком улицы и преступного мира. При переводе текстов, изобилующих арготизмами, необходимо учитывать их специфику и тонко чувствовать грань адекватности перевода.
В ходе нашего исследования нам удалось реализовать поставленные во введении задачи и достичь поставленной цели.

Список использованной литературы

Арутюнова, Ж.М. Фразеологизмы со структурой предложения как единицы языка // Семантика и грамматика языковых единиц. - М., 1980. – С. 121-129.
Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов –  М.: Советская энциклопедия, 1966.- 607с.
Балли Ш. Французская стилистика - М., 1991.
Береговская, Э.М. Движение в лексическом составе французского арго с середины XIX в. до середины XX-го века // Проблемы диахронии в изучении романских языков. – Минск, 1967. – С. 14-15
Береговская, Э.М. Механизмы, формирующие французское арго // Проблемы социального разноречия. – Смоленск, 1995. – С. 11-19
Большая Советская Энциклопедия, электронное издание
Бондалетов В.Д. Вопросы теории и методики изучения русского языка – Саратов, 1965
Бондалетов В.Д. Социально-экономические предпосылки отмирания условно-профессиональных языков и основные закономерности этого процесса. – В кн.: Вопросы социальной лингвистики. Л., 1969
Вахитова, Л.В.  Верлан – продуктивный способ образования современной французской арготической лексики // Теория поля в современном языкознании. – Уфа, 2002. – С. 72-75.
Елистратов В.С. Арго и культура – М., МГУ, 1995, 231 с.
Жирмунский В.М. Национальный язык и социальные диалекты. - Б., 1936
Жирмунский В. М., Проблемы социальной диалектологии, «Изв. АН СССР. Серия литературы и языка», 1964, т. 23. в. 2
Крысин Л. П.. Толковый словарь иноязычных слов – М. Эксмо, 2006
Кудрявцева, К.Ф. Некоторые регулярности перемещения французской арготической и жаргонной лексики от переферии к центру лексической системы языка // Вестник ЛГУ. – 1984. – Вып.4. - №20. – С. 80-84
Степанова, О.В. Роль метафоры в создании языковой картины мира арготирующих (на материале французского языка) // Культурные слои во фразеологизмах и дискурсивных практиках. – М., 2004. – С. 266-272
Скворцов Л.И. Сленг и арго – М. 1970
Стойков Ст., Социальные диалекты, "Вопросы языкознания", 1957
Франсуа-Жежер Д.  Французское арго: сосуществование // Проблемы социального разноречия. – Смоленск, 1995. – С. 3-10
Calvet Louis-Jean. L'Argot en 20 Lecons. - Paris: Payot, 1993
Dauzat A., Les argots. P., 1929
Dictionnare du Francais Contemporain: Manuel et Travaux Pratiques pour L'Enseignement de la Langue Francaise. - Paris: Librairie Larousse, 1971
Francois-Geiger, D. Panorama des argots contemporains // Langue franзaise. - P., 1991. - N 90. - P. 5-9
Goudaillier, J.-P.  Argotolвtrie et argotophobie // Langue franзaise. - P., 1991. - N 90. - P. 10-12
Guiraud P.  L’argot. – Paris : PUF, 1956. – 120 p.
Le Dictionnaire du Francais: Langue Francaise avec Phonetique et Etimologie. - Hachette, 1992
Nouveau Petit Robert, dictionnaire alphabйtique et analogique de la langue franзaise, version йlectronique – Paris, 2001

 

НАШИ УСЛУГИ
К СВЕДЕНИЮ