Крещение Руси - основные концепции

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ   
РАСПРОСТРАНЕНИЕ ХРИСТИАНСТВА НА РУСИ   
ПРОБЛЕМА ВЫБОРА РЕЛИГИИ   
РАЗЛИЧНЫЕ ВЕРСИИ РАСПРОСТРАНЕНИЯ ХРИСТИАНСТВА НА РУСИ   
ЗАКЛЮЧЕНИЕ   
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ:   

ВВЕДЕНИЕ

Клерикальные историки резко противопоставляют христианство язычеству и обычно делят историю каждого народа на два периода, считая рубежом принятие христианства; дохристианские времена они называют веками мрака, когда народы пребывали в невежестве до тех пор, пока христианство будто бы ни пролило свет на их жизнь.
Для некоторых народов, сравнительно поздно вступивших на путь исторического развития, принятие христианства означало приобщение к многовековой и высокой культуре Византии или Рима и тем самым тезис церковников о “тьме и свете” как бы получал подтверждение. Но, разумеется, необходимо четко отделять уровень культуры (кстати говоря, сложившейся еще в “языческий” период) от вида религиозной идеологии.
Византия не тем превосходила древних славян, что была христианской страной, а тем, что являлась наследницей античной Греции, сохранившей значительную часть ее культурного богатства.
«Христианство нельзя противопоставлять язычеству, так как это только две формы, два различных по внешности проявления одной и той же первобытной идеологии».
И язычество, и христианство в равной мере основаны на вере в сверхъестественные силы, «управляющие» миром. Живучесть христианства в значительной степени объясняется использованием в его идеологии древнего языческого представления о загробном мире, о “второй жизни” после смерти. В сочетании с очень древним дуалистическим воззрением на мир, как на арену борьбы духов добра с духами зла, мысль о загробном мире породила учение о таком же дуализме и «потусторонней жизни» — о существовании «рая» для добрых и «ада» для злых.
Главное отличие христианства заключалось в том, что свой исторический путь оно проходило в условиях резко антагонистического классового рабовладельческого общества, а затем в трудной обстановке кризиса и перехода к феодализму.
Христианство отличалось от язычества не своей религиозной сущностью, а только теми чертами классовой идеологии, которые наслоились за тысячу лет на примитивные верования, уходящие корнями в такую же первобытность, как и верования древних славян или их соседей.
Русские люди не были так религиозны, как это пытаются изобразить церковные историки, но все же религиозная идеология была препятствием на пути к свободному миропониманию.

РАСПРОСТРАНЕНИЕ ХРИСТИАНСТВА НА РУСИ

Древнерусские летописи связывают крещение Руси с именем киевского князя Владимира Святославича, по инициативе которого Русь в 988 г. приняла христианство в качестве государственной религии. В 1988 г. тысячелетие этого события широко праздновалось в СССР и за рубежом. Однако христианство было известно на Руси задолго до 988 г., этой официально признанной даты крещения, а сам процесс христианизации огромной страны растянулся на столетия.
Начало распространения христианства на Руси церковная традиция связывает с именем апостола Андрея Первозванного — одного из учеников Христа, согласно церковному преданию, предпринявшего «хождение на Русь» ещё в I в. н.э. Античные авторы сообщают о миссионерской деятельности апостола «в Скифии», а русские летописи рассказывают о том, что Андрей Первозванный дошёл до киевских гор. Здесь он водрузил крест и предсказал своим ученикам, что «на сих горах возсияет благодать Божия и град велик будет» со множеством храмов. Далее сказание «о хождении апостола Андрея Первозванного на Русь» повествует о посещении им места, где впоследствии возник Новгород (имеется в нём и такая любопытная подробность: апостола очень удивил русский обычай париться в нестерпимо жарко натопленной бане). Большинство современных историков считают это сказание позднейшей легендой.
Достоверные сведения о распространении христианства на Руси относятся к IX в. В «Окружном послании» патриарха Константинопольского Фотия 867 г. говорится о крещении «русов», незадолго до этого предпринявших поход на Византию. В русских летописях под 866 г. действительно содержится рассказ о походе на Царьград князей Аскольда и Дира. В связи с этим ряд историков предполагает, что первое крещение Руси было совершено при этих полулегендарных киевских князьях. Дальнейшие летописные сведения подтверждают это предположение. Так, часть дружинников княжившего гораздо позднее Игоря уже были христианами. Под 944 г. в летописи рассказывается о заключении договора Руси с Византией. В частности, описана клятва о соблюдении условий договора, данная представителями Руси. При этом крещёные русичи клялись на кресте в киевской церкви Святого Ильи, а язычники присягали на оружии и клялись богом Перуном. Церковь Ильи названа соборной (т.е. главной), а это значит, что к 944 г. в Киеве были и другие церкви. Известно, что христианкой стала и жена князя Игоря — княгиня Ольга, принявшая крещение в Константинополе в 955 г. Таким образом, ещё до крещения Руси при Владимире Святославиче христианство на Русской земле имело более чем вековую историю.
Сам князь Владимир поначалу предстаёт на страницах летописи как человек, полностью разделяющий языческие нормы поведения. Он, будучи язычником, отличается сластолюбием и многоженством: летопись рассказывает о его пяти законных жёнах и невероятном количестве наложниц. В 980 г. Владимир предпринимает попытку возвести в ранг государственной религии языческие верования. За теремным двором князя в Киеве были поставлены деревянные идолы наиболее почитаемых богов различных племён во главе с Перуном. В это время в Киеве ещё происходили человеческие жертвоприношения. В 983 г. толпа язычников-киевлян растерзала двух варягов-христиан, отца и сына, за отказ отца добровольно отдать своего сына в жертву богам.

ПРОБЛЕМА ВЫБОРА РЕЛИГИИ

Каковы же были причины принятия новой религии — христианства? Среди них историки называют три основные. Первая — усиление роли государства, возвышение его над народом, что вступало в непримиримое противоречие с общинными языческими представлениями древних славян. Вторая — несовместимость установившегося государственного единства и разнородных языческих культов отдельных восточнославянских племён, а также неславянских народов. Это противоречие необходимо было преодолеть: единому государству должен был соответствовать и единый религиозный культ. И наконец, «языческая Русь не могла входить как полноправный член ни в какие международные союзы и была обречена на внешнеполитическую изоляцию, прежде всего в Европе, где не хотели заключать династических браков, а также торговать с язычниками».
В это время Русь могла бы обратить свои взоры на Восток и принять одну из восточных религий: ислам, распространённый в Волжской Булгарии, или иудаизм, который исповедовали хазары. Существование такой возможности подтверждается рассказом древнейшей летописи «Повесть временных лет» о выборе веры князем Владимиром. В 986 г. к князю прибыли миссионеры, представлявшие все известные в X в. мировые религии: «болгары магометанской веры», «иноземцы из Рима» (т.е. христиане западного обряда), хазары-иудеи и некий «грек-философ». Большую часть летописного повествования занимает речь греческого проповедника, прибывшего из Византийской империи. Он изложил содержание почти всего Священного Писания, а затем показал князю Владимиру искусно сделанный занавес с изображением Страшного Суда. Проповедь грека как будто убедила Владимира, но неожиданно он заколебался: «Подожду ещё немного». Под 987 г. в летописи рассказывается о том, как по совету бояр и «старцев градских» (т.е. городских) князь послал «десять мужей добрых и смысленных (т.е. опытных)» для «испытания вер» в различных странах. «Мужам» весьма не понравилось богослужение в мечети, не произвела на них впечатления и церковная служба «немцев». Зато с восторгом рассказывали они о православном богослужении в константинопольском соборе Святой Софии: «Не свемы (т.е. не знаем) на небе ли есмы были, или на земли: несть бо на земли такого вида, ни красоты такоя...» Однако и после этого Владимир всё ещё медлил с принятием крещения.
Под 988 г. летопись рассказывает об удачном походе Владимира на византийский город в Причерноморье — Херсонес (Корсунь, ныне в черте города Севастополя). Князь потребовал от совместно правивших византийских императоров Василия и Константина выдать за него замуж их сестру Анну. Далее повествуется о крещении Владимира и его женитьбе на греческой царевне. Здесь же летопись приводит Символ веры (краткое изложение основных догматов христианского учения). Возвратившись с Анной и духовенством в Киев, Владимир крестил народ в Днепре.
Излагая эти события, летописец упоминает о неких людях, «не знающих истины», которые утверждают, что Владимир крестился не в Кор-суни, а в Киеве, или Василёве, или других городах. Следовательно, существовали и другие предания о крещении Владимира. Эта оговорка летописца позволила некоторым историкам XIX и XX вв. выдвинуть несколько версий по поводу того, какого рода христианство было первоначально принято на Руси и откуда оно пришло. Все они исходят из предположения, что начиная с XII в. древние предания о принятии христианства намеренно искажались составителями «Повести временных лет» в связи с различными переменами в политической ориентации русской церкви.

РАЗЛИЧНЫЕ ВЕРСИИ РАСПРОСТРАНЕНИЯ ХРИСТИАНСТВА НА РУСИ

Наиболее интересна «болгарская» версия распространения христианства на Руси, предложенная историком Михаилом Дмитриевичем Присёл-ковым. Он обратил внимание на загадочное молчание византийских историков по поводу крещения Руси и деятельности русской церкви в первые годы после этого события. Историк предположил, что, стремясь к созданию независимой от Византии церкви, князь Владимир нашёл поддержку в Болгарии, на территории которой находилось самостоятельное, независимое как от Константинополя, так и от Рима Охридское архиепископство (в период с 972 по 1018 г. Охрид был столицей Болгарского государства). Стремясь быть последовательным, Присёлков отождествил упоминаемого в русских летописях митрополита Иоанна с охридским архиепископом болгарином Иоанном. Он был последним иерархом, при котором сохранялась независимость Охридского архиепископства. В 1037 г. Болгария лишилась церковной самостоятельности, а вслед за ней и русская церковь перешла в юрисдикцию (под управление) константинопольской патриархии. Это и обусловило изменение официальной версии крещения Руси.
С критикой суждений Присёлкова выступил специалист по русскому летописанию Алексей Александрович Шахматов. Он считал, что крещение Руси произошло до княжения Владимира. Ведь ещё до него здесь появились церковнославянский язык и болгарская письменность, что отразилось в договорах с греками. Богослужения в церкви Святого Ильи также совершались на болгарском языке духовенством из Болгарии. Что касается Владимира, то он изменил ориентацию русской церкви именно в греческом направлении, разорвав исконную связь Киева с Болгарией.
Другой известный историк, Александр Евгеньевич Пресняков, разделяя точку зрения Присёлкова о раннем развитии связей между русской и болгарской церквами, обратил внимание на следующее обстоятельство. Княгиня Анна, сестра византийских императоров, руки которой добивался Владимир во время похода на Корсунь, умерла раньше князя, и в дальнейшем в летописях упоминается некая «болгарыня», мачеха Ярослава, ставшая матерью будущих святых — Бориса и Глеба. Исследователь предположил, что задолго до смерти княгини Анны Владимир развёлся с ней и женился на болгарской царевне. Благодаря влиянию Болгарии русское христианство времён Владимира носило светлый, жизнерадостный характер. Главным средством спасения души были провозглашены милостыня и нищелюбие. Выражением этих идеалов были знаменитые «пиры Владимира», устраивавшиеся князем для всего населения Киева. В XI в., в княжение Ярослава, на Руси усиливается влияние Византии, «характер христианства становится более аскетическим, далёким от мира, появляется монашество и создаются первые монастыри».
Оптимистический характер первоначального христианства на Руси некоторые историки связывают с влиянием западнославянских просветителей. Существует версия, что Русь приняла христианство от западных славян. Это предположение подкрепляется тем вариантом текста Символа веры, который приведён в «Повести временных лет» под 988 г. В нём прослеживаются черты одной из наиболее влиятельных в древности христианских ересей – арианства. Это учение проповедовалось в III—IV вв. н.э. александрийским священником Арием и было осуждено I и П Вселенскими соборами в Никее и Константинополе (325 и 381 гг.). Историки отмечают, что в IX—X вв. в Подунавье, землях западных славян, ещё сохранялись христианские общины, исповедовавшие отдельные положения арианства. Славянские просветители Кирилл и Мефодий в ходе своей миссионерской деятельности среди западных славян в Моравии проявляли широкую веротерпимость и не всегда могли успешно бороться с остатками этой ереси. По мнению некоторых учёных, из Моравии арианские представления могли проникнуть и на Русь.
В исторической литературе высказываются различные предположения и называются самые разные страны, имевшие возможность повлиять на принятие Русью христианства. В роли проповедников выступают даже ирландские миссионеры!
По всё же наиболее достоверной продолжает оставаться «византийская» версия. Современное её изложение принадлежит историку Олегу Рапову.
В сентябре 987 г. византийский полководец Варда Фока поднял мятеж против императоров Василия и Константина. Императоры обратились за помощью к князю Владимиру. Тот в свою очередь потребовал отдать ему в жёны их сестру Анну. Однако христианке не подобало выходить замуж за язычника, поэтому императоры настаивали на крещении Владимира. Между Русью и Византией был заключён договор о династическом браке и военной помощи. После разгрома войск Фоки под Хрисополем и Авидосом Анна должна была отправиться в Киев. Однако князь так и не дождался царевны. Решив, что он обманут, Владимир в конце лета 989 г. осадил византийский город Херсонес (Корсунь). После девятимесячной осады весной 990 г. он овладел городом и добился прибытия Анны в Херсонес, где и состоялась их свадьба. Затем русское войско и князь с женой вернулись в Киев, и там, не позднее конца лета 990 г., произошло крещение киевлян. По мнению историка, косвенные данные говорят о том, что датой крещения киевлян является пятница, 1 августа 990 г. И если «Повесть временных лет» указывает, что их крещение произошло в Днепре, то другой источник свидетельствует, что это была река Почайна, один из притоков Днепра. В конце X в. её русло располагалось гораздо ближе к Киеву, чем русло Днепра, в здешнюю гавань заходили суда разных стран. На Почайне располагались и основные киевские рынки, а торговым днём недели как раз была пятница.
Вслед за Киевом необходимо было крестить Новгород, и туда Владимир отправил духовенство. Но, опасаясь сопротивления новгородцев, Владимир послал также войско во главе со своим дядей Добрыней. В не дошедшей до наших дней Иоакимовской летописи (обширные отрывки из неё приводил крупнейший знаток русского средневековья Василий Никитич Татищев) подробно описывается крещение Новгорода. Население города встретило своих крестителей как врагов и оказало им упорное вооружённое сопротивление. Новгород удалось крестить только к сентябрю 990 г. А для крещения всех восточнославянских племён, объединившихся вокруг Киева, понадобилось более ста лет. Это произошло на рубеже XI—XII вв.
Большинство историков подчёркивают насильственный, принудительный характер крещения Руси. Многие люди, не желавшие креститься, убегали в леса, убивали и грабили священнослужителей. Язычники не раз становились участниками крупных антикняжеских восстаний. Однако было бы ошибкой сводить весь процесс христианизации исключительно к насилию со стороны государства. Введение христианства на Руси принципиально отличалось от насильственного крещения языческих племён Прибалтики крестоносцами или индейцев Америки — испанцами. Распространение новой религии на Руси не являлось упорным насаждением извне чужой культуры; это был закономерный и естественный процесс. Но стоит помнить о том, что старое и отжившее — в данном случае язычество — всегда упорно сопротивляется новому. По мнению некоторых учёных, крещение Руси князем Владимиром Святославичем стало завершением настоящей крупной реформы в духовной сфере, сопоставимой по своим политическим последствиям и общему значению для русской истории с преобразованиями Петра I. Во-первых, в отличие от своих предшественников князь прочно обосновался в Киеве — религиозном центре страны (тогда как его отец, Святослав, намеревался перенести свою столицу на Дунай). Во-вторых, Владимир стремился политически объединить все союзные славянские племена с помощью общей для всех религии — христианства. Характерно и то, что основы христианской веры утвердились на Руси примерно за 100 лет. Крестившимся почти одновременно с Русью Норвегии и Швеции на это понадобилось соответственно 150 и 250 лет.
Большинство историков придерживаются мнения, что крещение сыграло положительную роль в государственном развитии Руси. Однако есть и другие, нетрадиционные мнения, высказываемые, в частности, историком Игорем Фрояновым, взгляды которого всегда отличались оригинальностью и даже парадоксальностью. Он считает, что Владимир ввёл на Руси христианство для того, чтобы сохранить уже разрушавшийся восточнославянский родоплеменной союз и удержать господствующее положение сильного племени полян, прежде всего киевской верхушки. Эту реформу Владимира, по мнению Фроянова, нельзя назвать прогрессивной, т.к. вводилась она для сохранения старых родоплеменных порядков. Язычество между тем не утратило в Древней Руси своей социальной и политической перспективы, а мировоззрение древнерусских христиан Фроянов считает в значительной мере языческим. Русь стала христианской лишь формально. До создания великой православной державы было ещё далеко. Взгляды Фроянова в определённой степени созвучны последним выводам российских специалистов по истории языков и историков культуры, указывающих на своеобразное слияние и смешение языческих и христианских представлений в мировоззрении древнерусского населения. Однако этот взгляд общепринятым не является.
Преобладание христианства действительно не означало полного исчезновения язычества. Пишут иногда о «двоеверии» древнерусского общества. Элементы язычества сохранялись на Руси на протяжении долгих столетий, доходило даже до открытых выступлений языческих жрецов — «волхвов». Но поворот вспять, к язычеству, стал невозможным.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В современной богословской литературе обращение Руси в христианство толкуется как переход от заблуждения к истине, от языческой тьмы к свету новой веры. Православные идеологи нередко говорят и о том, что христианство в своем византийском, первозданном виде восторжествовало над язычеством и легло в основу мироощущения русского народа. Историческая действительность расходится с этими радужными представлениями. Христианство отличалось от язычества не своей религиозной сущностью, а только теми чертами классовой идеологии, которые наслоились за тысячу лет на примитивные верования, уходящие корнями в такую же первобытность, как и верования древних славян или их соседей.
Государственная реформа Владимира пробудила огромный духовный потенциал народа и дала толчок бурному развитию страны. Вместе с христианством на Русь пришли письменность и книжное просвещение на доступном для всех славянском языке. В Западной Европе в то же время утвердились богослужение и церковное чтение на латыни, которой владела весьма незначительная часть общества. С принятием христианства изменился гражданский и семейный быт, появились новые нравственные понятия и правила поведения в обществе. Церковь и её иерархи стремились укрепить политический авторитет князей и придать их власти сакральный (священный) характер. Это также способствовало объединению страны и дальнейшему её развитию.
И язычество, и христианство в равной мере основаны на вере в сверхъестественные силы, «управляющие» миром. Живучесть христианства в значительной степени объясняется использованием в его идеологии древнего языческого представления о загробном мире, о «второй жизни» после смерти. В сочетании с очень древним дуалистическим воззрением на мир, как на арену борьбы духов добра с духами зла, мысль о загробном мире породила учение о таком же дуализме и «потусторонней жизни» — о существовании «рая» для добрых и «ада» для злых.
Принятие христианского вероисповедания по восточному, «греческому» обряду стало тем выбором Руси, который на тысячелетие вперёд предопределил её духовное, культурное развитие и во многом — место в политической системе европейских стран.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ:

1. Аверьянов Л.А. Хрестоматия по религии – М., 2000, С. 81-92
2. Аверьянов Л.А. Хрестоматия по истории – М., 2001, С. 62-81
3. Анненкова П.Е. Хрестоматия по истории – М., 2001, С. 78-102
4. Мень А. История религии. Том 5. – М., 2004
5. Никольский Н. История русской церкви. М., 1985
6. Рыбаков Б.А. Христианство и язычество: крещение Руси – М., 2001
7. Шаурин В. Древняя Русь: от язычества к христианству – М., 1987

НАШИ УСЛУГИ
К СВЕДЕНИЮ