Индустриализация

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ   
ИДЕЯ ИНДУСТРИАЛИЗАЦИИ. ПЕРВАЯ ПЯТИЛЕТКА   
ВТОРОЙ ПЯТИЛЕТНИЙ ПЛАН. ИТОГИ НАЧАЛЬНОГО ЭТАПА ИНДУСТРИАЛИЗАЦИИ   
ИСТОЧНИКИ И ЦЕНА ИНДУСТРИАЛИЗАЦИИ   
ЗАКЛЮЧЕНИЕ   
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ   

ВВЕДЕНИЕ

Во второй половине 20-х годов важнейшей задачей экономического развития стало превращение страны из аграрной в индустриальную, обеспечения ее экономической независимости и укрепление обороноспособности. Неотложной потребностью была модернизация экономики, главным условием которой являлось техническое совершенствование всего народного хозяйства.
В декабре 1925 г. на Х1У съезде Коммунистической партии был рассмотрен вопрос индустриализации страны. На съезде шла речь о необходимости превращения СССР из страны, ввозящей машины и оборудование, в страну, производящую их. Для этого необходимо было максимально развивать производства средств производства, обеспечения экономической независимости страны, а также создать социалистическую промышленность не основе повышения ее технического оснащения.
Главное внимание в первые годы уделялось реконструкции старых промышленных предприятий. Одновременно строились новые заводы (Саратовский и Ростовский заводы сельхоз. машиностроения), началось сооружение Туркестано-Сибирской железной дороги и Днепропетровской гидроэлектростанции. Развитие и расширение промышленного производства почти на 40% велось за счет ресурсов самих предприятий.
Осуществление политики индустриализации потребовало изменений в системе управления промышленностью. Наметился переход к отраслевой системе управления, укреплялась централизация сырья, рабочей силы и производимой продукции.
Сложившиеся в 20-30 годах формы и методы управления промышленностью стали частью механизма хозяйствования, сохранявшегося в течение длительного времени. Для него была характерна чрезмерная централизация, директивное командование и подавление инициативы с мест. Не были четко разграничены функции хозяйственных и партийных органов, которые вмешивались во все стороны деятельности промышленных предприятий.
Жесткий политический режим 30-годов, один из элементов которого – периодические чистки управленческих кадров, был генетически связан с выбранной моделью индустриализации, при которой постоянное оперативное руководство ходом производства осуществлялось из Москвы. Отсюда – неизбежное развитие “подсистемы страха” на местах. В конце 20-х годов в жизни советского общества произошел перелом. Сталин продолжал свою линию – борьба за личную власть. Он считал: “Чтобы стать передовой державой требуется прежде всего неукротимое желание идти вперед и готовность пойти на жертвы.”
Ни Сталин, ни Бухарин, ни их сторонники еще не имели сложившегося плана экономического преобразования страны, ясных представлений о темпах и методах индустриализации. Сталин, например, резко возражал против разработки проекта Днепростроя, а также он высказался против прокладки нефтепровода в Закавказье и сооружения новых заводов и фабрик в Ленинграде и Ростове, где имелись квалифицированные кадры.
А.И. Рыков, выступая с докладом на Пленуме ЦК ВКП (б), высказался в пользу форсированного развития сельского хозяйства, считая, что такой путь требует наименьших затрат, сулит расширение хлебного экспорта и возможностей закупки за рубежом оборудования и сырья для подъема промышленности.
Троцкий предложил увеличить объем капитальных работ в ближайшее пятилетие до таких размеров, которые позволили бы уменьшить диспропорцию между сельским хозяйством и промышленностью до минимума, почти до уровня старой России. Его на Пленуме, практически, никто не поддержал. При самых существенных различиях во взглядах все они искали пути индустриализации.

ИДЕЯ ИНДУСТРИАЛИЗАЦИИ. ПЕРВАЯ ПЯТИЛЕТКА

Индустриализация, в отличие от коллективизации и раскулачивания, являлась объективно-необходимым процессом, отвечающим интересам модернизации страны. От индустриализации напрямую зависели уровень промышленного развития страны, экономическая независимость, обороноспособность, переоснащение всех отраслей народного хозяйства на основе новой техники. Проблема индустриализации стояла остро и была обусловлена рядом обстоятельств, она велась без иностранных кредитов, только за счет внутренних ресурсов, совершалась начиная непосредственно с тяжёлой промышленности, без предварительного развития легкой, проводилась в слаборазвитой стране, при острой нехватке квалифицированных кадров.
В вопросе индустриализации в руководстве страны не было единства. Были левые – Троцкий, Зиновьев, Преображенский и др., которые выступали за ускоренное проведение индустриализации путем установления высокого налога на крестьян, высоких цен на промышленные и низких цен на сельскохозяйственные товары. Бухарин, Рыков были за умеренное, сбалансированное развитие промышленности и сельского хозяйства, за индустриализацию по средствам, в меру наличных ресурсов и при улучшении благосостояния народа. В середине 20-х годов, когда борьба велась с левыми Сталин придерживался бухаринской позиции. Но с поражением левых, а затем и правых, он стал проводить линию троцкистов и зиновьевцев на ускоренную индустриализацию. Его не смущало то, что он заимствовал у них идею о «сверхиндустриализации», против которой недавно вел борьбу.
Идея ускоренной индустриализации легла в основу первого пятилетнего плана: из двух вариантов был принят оптимальный план, который предусматривал темпы развития на 20% выше, чем отправной. План начал осуществляться в 1928 г. и был утвержден V съездом Советов СССР в 1929 г. Согласно плану, промышленное производство должно было расти темпами в 21-25% в год.
Главная задача пятилетки – превратить страну из аграрно-индустриальной в индустриальную. Этот план базировался на принципах НЭП. Намечалось дальнейшее развертывание хозрасчета, доведение до каждого предприятия, (а не треста, как полагалось по закону 1927 г.). Промышленность должна была увеличить поставку тракторов, удобрений коллективными условиями двух классов общества и предполагалось решить проблему индустриализации.
Чтобы ускорить ход индустриализации, в январе 1929 г. была впервые опубликована ленинская статья «Как организовать соревнование?», давшая импульс массовому соревнованию, охватившему за короткое время половину всех рабочих. Сталин считал необходимым подхлёстывать и подгонять страну. По его инициативе пересматривались и без того высокие показатели пятилетнего плана в сторону увеличения, устанавливались явно нереальные задания для важнейших отраслей промышленности. Вначале повсеместно был выдвинут лозунг «Пятилетку – в четыре года!». Новый председатель СНК Молотов сообщил, что план на 1931 г. по промышленности намечен в 45%, т.е. в 2 раза выше планового. Сталин вскоре пояснил, что это будет означать выполнение пятилетки за три года по основным отраслям.
Внешне казалось, что развитие страны ускорилось. На деле же политическое прожектёрство сталинского руководства нарушало нормальное развитие экономики, навязывало авантюристические решения. С пересмотром плановых заданий закладывалось строительство новых производственных объектов сверх предусмотренного, что вело к распылению финансов, материальных средств, техники, рабочей силы, стройки превращались в долгострои, не сдавались в срок и не давали отдачи. Сверхтребования привели к ломке всей системы управления, планирования и снабжения. Трудовой порыв рабочего класса не мог предотвратить падение темпов роста. Если в первые годы пятилетки промышленность росла на 23%, то в 1933 г. – всего на 5,5%. Подобный сценарий, несмотря на его ущербность, повторялся и в последующих пятилетках.
«В первые 2 года пятилетки, пока не иссякли резервы НЭПа, промышленность развивалась соответственно плану, затем темпы ее роста стали падать. Ускоренные темпы требовали увеличения капиталовложений. Важнейшим источником финансирования стала «перекачка» средств из аграрного сектора в индустриальный. Кроме того, для получения дополнительных средств правительство начало выпускать займы, осуществило эмиссию денег, что вызвало инфляцию. И хотя было объявлено о завершении пятилетки в 4 г.3 мес. «откоррегированные» задания плана по выпуску большинства видов продукции выполнить не удалось».
Сталин не признавал, что по добыче угля, нефти, выработке электроэнергии, стали цифры, намеченные планом, не были достигнуты. В наихудшем положении оказались отрасли, работа которых предопределялась тяжелым состоянием сельского хозяйства (общий объем с\х продукции на исходе пятилетки был ниже, чем в 1928 г.) Это отразилось и на материальном положении народа.
При общем удвоении численности рабочих и служащих шло быстрое формирование трудовых коллективов в Средней Азии, Казахстане, в районах Поволжья.
В середине пятилетки было покончено с безработицей. Во второй половине 1929 г. разразился кризис, охвативший весь капиталистический мир. Призыв к максимальному напряжению сил, к форсированному осуществлению скачка, обеспечивающего в минимальный срок построение социализма, становился не просто заманчивым. Такой призыв, такой скачок многим представлялись единственно верным решением. Используя результаты первого года пятилетки, было решено резко увеличить в 1929-30 гг. темпы развития крупной промышленности, причем даже не до 28%., а до 32%. И это было ошибкой.
В 1928 г. карточная система распределения продуктов распространилась на население всех городов страны. Государство обеспечивало хлебом примерно 40 млн. рабочих и служащих. Началась миграция из деревни в город, с одного центра в другой. Появилась текучесть рабочей силы.
Сталин утверждал, что пятилетка выполнена, а люди, которые не верят в это, которые говорят о снижении темпа развития страны, являются врагами социализма, агентами наших классовых врагов.
«Подхлёстывание» нарушало нормальное развитие экономики, отрицательно сказалось на жизненном уровне населения. Годы пятилетки отмечены ростом цен, многочасовыми очередями за продуктами, забастовками, жилищным кризисом, введением в 1928 г. карточной системы распределения продовольственных товаров. «Люди жили в бараках, подвалах, коммунальных квартирах. Социальное положение трудящихся ухудшалось, зато для растущей армии чиновничье-бюрократического аппарата создавалась целая система привилегий и ведомственных распределителей». Чтобы отвлечь внимание населения от истинных причин ухудшения жизненных условий, вождь нашел виновников, «козлов отпущения» -буржуазных специалистов, которых обвиняли в шпионаже и вредительстве. Для подтверждения этих ложных обвинений были организованы фальсифицированные судебные процессы.
Например, известное «Шахтинское дело» (1928) представляло собой процесс инженеров и техников г. Шахты в Донбассе. По приговору суда 5 человек были расстреляны, 41 заключен в тюрьму. В 1930 г. было сфабриковано дело «Промышленной партии». Все 8 обвиняемых были в основном из числа руководителей Госплана и ВСНХ и приговорены к длительным срокам заключения. Руководителем несуществовавшей партии был объявлен член коллегий Госплана и ВСНХ, директор Теплотехнического института профессор Л.К.Рамзин, исполнявший роль провокатора. И наказание он отбывал в особом научно-производственном учреждении ОПТУ, в 1936 г. освобожден, награжден многими орденами. Кроме того, по сфабрикованным НКВД делам «Трудовой крестьянской партии», союзного бюро меньшевиков, руководителей органов снабжения и пищевой промышленности без всякого суда были расстреляны и брошены в тюрьмы десятки людей. Запугивание было составной частью сталинского «большого скачка».
Сталиным было объявлено, что первый пятилетний план выполнен за 4 года и 3 месяца, к концу 1932 г. На деле же, рубежи, намеченные пятилетним планом, не были достигнуты ни по одному из важнейших показателей: ни по добыче угля или нефти, ни по выработке электроэнергии, ни по выпуску тракторов, автомобилей, ни по выплавке чугуна и стали. Многие из плановых заданий будут выполнены во второй половине 30-х или даже к середине 50-х годов. Не случайно решением Политбюро всем ведомствам, республикам и областям было запрещено публиковать какие-либо данные об итогах пятилетки.

ВТОРОЙ ПЯТИЛЕТНИЙ ПЛАН. ИТОГИ НАЧАЛЬНОГО ЭТАПА ИНДУСТРИАЛИЗАЦИИ

Вторая пятилетка (1933-1937) имела более реалистичные задания, но и в этот период прежний сценарий повторился, плановые задания неоднократно перекраивались. Теперь больше стало новой техники, и её освоение и использование приобрело большое значение. Был выдвинут лозунг «Кадры решают все!», который ближе к 1937 г. стал иметь двойной смысл. Ставка делалась на трудовой подъем, энтузиазм рабочих, вовлечение их в стахановское движение. Его участники боролись за установление производственных рекордов, мало считаясь со своим временем, силами, качеством производимой продукции.
За годы второй пятилетки были сооружены 4,5 тыс крупных промышленных предприятий. Из них: Уральский машиностроительный, Челябинский тракторный, Ново-Тульский металлургический и другие заводы. Десятки доменных печей, шахт, электростанций.В Москве была проложена первая линия метрополитена. Ускоренными темпами развивалась индустрия союзных республик. Орджоникидзе, ставший в 1930 г., председателем ВСНХ призывал к реализму, выступал за уменьшение ряда заданий. Именно тогда в середине 30-х годов, в наш обиход вошел лозунг «Кадры решают все». Начальное (4-х классное) обучение было введено как обязательное лишь в 1930 г. Даже в 1939 г. каждый 5-ый человек старше 10 лет еще не умел читать и писать.
Стахановцы, передовики производства пользовались определенными привилегиями: им предоставлялась лучшая техника, особые условия труда, премии, ордена, квартиры. Их достижения нередко носили пропагандистский характер, чтобы поддержать постоянный трудовой энтузиазм масс.
Ударники-стахановцы перевыполняли план. К августу 1936 г. движение охватило около четверти рабочих, а через 2 года – почти половину.
Стахановцы изготовляли такое количество продукции сверх плана, которое не находило использования и оседало на складах. В основе оплаты труда был принцип сдельщины – больше сделаешь, больше получишь. Часто нарушалась технология, был брак, некоторые руководители не приветствовали стахановское движение, а Сталин поддерживал стахановские бригады. Поскольку ставка делалась на индивидуальную сдельщину, то попытки создать бригады не увенчались успехом. Было удобнее иметь дело с отдельным рабочим, а не с целой бригадой.
С другой стороны, «соревнование давало возможность новому строю организовать массы, увлечь их высокой идеей, заставить ради нее ударно трудиться». Стахановское движение стало примером новых тенденций, курса на освоение передовой техники. Массовое новаторство середины второй пятилетки подтверждало его перспективность.
Завершение выполнения второго пятилетнего плана было объявлено досрочным – снова за 4 г.3 мес. В некоторых отраслях действительно были достигнуты очень высокие результаты. В 3 раза выросла выплавка стали, в 2,5 раза – производство электроэнергии.
Тем не менее, достижения довоенных пятилеток были весьма впечатляющими. Уже в первой пятилетке удвоился промышленный потенциал. Было построено в первой пятилетке 1,5 тыс., во второй – 4,5 тыс. новых предприятий. Сделан скачок в развитии тяжёлой промышленности, в первую очередь в оборонной, которая росла втрое быстрее промышленности в целом. Вступили в строй такие гиганты, как Днепрогэс, Магнитогорский, Урало-Кузнецкий комбинаты, Сталинградский и Харьковский тракторные заводы, Уральский и Крематорский заводы тяжёлого машиностроения, Уральский вагоностроительный и Челябинский тракторный заводы, Криворожский, Новолипецкий, Новотульский металлургические заводы и др. Возникли новые отрасли – производство тракторов, автомобилей, танков, самолетов. Уже в первой пятилетке удвоилась численность рабочих и служащих, в орбиту индустрии втягивались окраины, выросли десятки новых городов и промышленных поселков, в 1930 г. было покончено с безработицей.
«По абсолютным объемам промышленной продукции СССР вышел на второе место в мире после США. Сократилось его отставание от передовых стран мира по производству промышленной продукции на душу населения: в 20-е годы разрыв составлял 5-10 раз, в 1940 г. – 1,5-4 раза».

ИСТОЧНИКИ И ЦЕНА ИНДУСТРИАЛИЗАЦИИ

Сталинская индустриализация, как и при Петре I, основывалась не на частном предпринимательстве, а на государственном принуждении и дешевой рабочей силе. Эту силу составляли: рабочие-энтузиасты, которые при слабых материальных стимулах готовы были ради социализма трудиться бесплатно и круглые сутки; около полутора миллионов бывших безработных; миллионы крестьян, мобилизованных на крупные стройки, а также бежавших от коллективизации.
Бесплатную рабочую силу представляли миллионы заключенных системы ГУЛАГа. Их трудом строился «Беломорканал», железная дорога Котлас-Воркута. Их называли врагами народа, их превратили в такую рабочую силу, которая не требует никаких затрат, легко командуема и перебрасываема. Сталин это обосновывал так: «Репрессии в области социалистического строительства являются необходимым элементом наступления». Принудительный труд в основном использовался для добычи природных ископаемых в тяжелых климатических условиях: на лесоповале, строительстве каналов, железных дорог, на земляных работах. Заключенные работали на стройках Беломоро-Балтийского канала, канала Москва-Волга, Байкало-Амурской магистрали (БАМ), начатой в 1933г. Колоссальную территорию занимал Дальстрой, больше известный как Колымские лагеря, где стабильно трудились 2-3 миллиона заключенных, добывавших золото, руду, строивших дороги и города. В системе ГУЛАГа строились многие военные объекты, атомная промышленность, предприятия энергетики, а заключенные особо засекреченного лагеря на Новой Земле трудились на добыче и очистке урана, откуда практически не возвращались. Большое насилие, большие жертвы были ценой «большого скачка».
Таким образом, существенным источником индустриализации была жесточайшая государственная эксплуатация населения, всяческое ограничение потребления, строжайший режим экономии на всем – на зарплате, еде, жилье и т.д. Продовольствие распределялось по карточкам. Государство стимулировало труд размерами пайка.
Ценой индустриализации являлось и то, что условия труда и быта людей не улучшились. Должного развития не получили легкая и пищевая промышленность, на одного горожанина приходилось жилой площади меньше, чем даже до революции, мяса и зерна – меньше, чем до начала сплошной коллективизации.
Источниками средств для индустриализации стали также принудительные займы, монополия на продажу водки. Отменив введенный еще царем «сухой закон», Сталин предлагал Молотову увеличить «елико возможно» производство водки. И это было сделано, т.к. водка была самой выгодной статьей бюджетных поступлений.
Дорого обошелся и вывоз зерна в голодные 1932-1933 гг. вместо того, чтобы спасти миллионы жизней. Трагедия миллионов показала, как дешево ценились жизни людей в СССР. Источниками средств для индустриализации стали не только традиционные товары – лес, пушнина, нефть, но и веками накопленные золотые и серебряные украшения, произведения искусства – картины, иконы, изымавшиеся из церквей и музеев, которые в несчетном количестве вывозились за границу и продавались по низким ценам.
«Большой скачок» состоялся. Сталинская индустриализация достигла своей цели. Она во многом напоминала петровскую и укрепила, прежде всего, военную мощь государства. Цена за нее уплачена неимоверно высокая – напряжение всех сил народа, голод, гибель миллионов, рабский труд миллионов заключенных, новое издание крепостничества для крестьян, низкий жизненный уровень населения, бюрократизация общества.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Вот некоторые итоги двух пятилетних планов советской индустриализации:
В годы первых пятилеток было построено свыше 9 тыс. предприятий. Стоимость промышленного оборудования за это время удвоилась, но каждый рубль вложенный в промышленность приносил на 25 коп. прибыли меньше, чем до 1928 г., затраты сырья выросли на 25-30%.
Темпы роста тяжелой промышленности в предвоенные годы (1928-1940 гг.) были в 2-3 раза выше, чем за 13 лет развития России перед первой мировой войной (1900-1913 гг.). За 12 лет советской индустриализации годичное производство чугуна и стали увеличилось в 4-5 раз (с 3-4 млн. т до 15-18 млн. т) угля почти в 5 раз (с 35 до 166 млн. т).
По абсолютным объемам промышленного производства СССР в конце 30-х годов вышел на 2-е место в мире после США. Причем, рост тяжелой промышленности осуществлялся невиданными темпами. Так, за 6 лет с 1929 г. по 1935 г. СССР сумел поднять выплавку чугуна с 4.3 до 12,5 млн. т. США понадобилось для этого 18 лет.
В 30-е годы СССР стал одной из 3-4 стран, способных производить любой вид промышленной продукции, доступной в данное время человечеству.
В результате проведения начального этапа индустриализации оформилась административно-командная система руководства промышленностью. Эта система строилась на основе единства государственной власти и государственной собственности, приказных методов управления, эксплуатации рабочих и использовании подневольного труда заключенных.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ:

1. Верт Н. История Советского государства. 1900-1991 – М., 1991
2. Игнатов В.Г. История государственного управления России.– М., 2002
3. Камышова И.А. Россия в период НЭПа – М., 1993
4. Осин И.Г. Вся правда о СССР – М., 2001
5. Хрестоматия по истории СССР – М.: Просвещение, 1987

НАШИ УСЛУГИ
К СВЕДЕНИЮ